Новосверженская


Эта икона, нарисованная на досках, с золотым фоном, имела для белорусской земли огромную духовную, историческую и художественную ценность. Согласно преданию, известному уже в начале XVII века, она явилась около 1500 года в местечке Новый Свержень в рощице, на месте которой сейчас находится церковь Успения Богородицы.

В 1650 году была напечатана история чудес иконы, составленная сверженским священником Петром Вагнер-Дунговским. Автор основывал свой труд на аутентичных документах и табличках-вотах, пожертвованных иконе в благодарность за исцеление. В книге были описаны 70 чудес исцелений от различных болезней и последствий несчастных случаев в период с 1635 по 1650 год. В архиве Радзивиллов сохранился составленный 27 июля 1651 года «Реестр списания таблиц и табличек серебряных и золота в церкви Сверженской у Пресвятой Девы чудотворной иконы пребывавших». Благодаря этому мы можем узнать «географию» почитания этой святыни. Согласно «Реестру…» возле иконы находились воты от представителей нескольких десятков шляхетских фамилий Великого княжества, в том числе табличка, присланная в 1645 году княгиней Радзивилл (католичкой!). Вообще же, от Радзивиллов на протяжении 1645—1651 годов поступило 10 вотов. Среди католиков, почитавших эту православную икону, стоит отметить род Служек, подскарбиев надворных Великого княжества Литовского, владельцев Столбцов и основателей там костела св. Казимира. Кроме этого, у иконы находилось великое множество вотов от окрестных мещан.

Дополненная ректором Сверженской семинарии Иннокентием Яскевичем, книга Вагнер-Дунговского была переиздана в 1754 году. В нее были внесены новые чудеса, произошедшие в период с 1677 по 1750 год, а также напечатан акафист иконе.

Книга была посвящена жертвователю сверженской церкви, гетману Великого княжества Литовского Михалу Казимиру Радзивиллу Рыбоньке, также преданно почитавшему чудотворную икону. В начале книги помещен стих на герб дома Радзивиллов, скорее всего составленный самим Яскевичем. Далее шла речь-обращение к князю — меценату и благодетелю, где упоминался прадед Михала Казимира маршалок Великого княжества Литовского Александр Людвик, который был «особенным той Пречистой Девы почитателем, и Ее чести охранителем» (именно при его поддержке была напечатана книга 1650 года).

Александр Людвик Радзивилл действительно много раз бывал на службе в сверженской церкви и лично засвидетельствовал в ней свои исцеления от неизлечимых до того момента болезней. Его жена, маркграфиня Лукреция Строцци, засвидетельствовала в 1650 году исцеление по молитве к иконе. В том же году их дочка Сесилия так же избавилась от тяжелой горячки. Известная аббатиса Несвижского монастыря бенедиктинок Кристина Ефимия Радзивилл 9 октября 1650 года спаслась, молясь перед иконой, от страшного пожара, который охватил в тот момент местечко. Но одним из самых преданных вельможных почитателей святыни являлся, конечно же, Михал Казимир Радзивилл Рыбонька. Вот запись из его дневника, сделанная 7 ноября 1750 года (перевод с польского).

«Возвращаясь из Гродно 21 мая 1749 года, пообедал в Каменце и ненадолго заснул. Проснулся от тяжелой болезни почечного камня. Болел в Несвиже аж до 19 июня. А 21, когда уже лекарства не помогали, трое докторов посадили в ванну, но тут такие конвульсии начались, что чуть из ванны вынули. Когда меня положили на кровать, видя, что уже душа отходит, консультант обратился к помощи Божией, и жену мою Франтишку Урсулу из князей Вишневецких Карибутовну Радзивиллову обязывать начал, извещая ее: что родители мои меня, на четвертом году смертельно больного, посвятили Сверженской иконе Пресвятой Девы, и сразу же в то время я выздоравливать начал. От этого получив надежду, что та же Матерь Божия, которая мне однажды жизнь дала, и второй раз может меня оживить, просил, чтобы сыновей моих Януша и Кароля, и дочерей Теофилию и Каролину к Сверженю незамедлительно послала. Но только дети мои, т. е. дочки в карету, а сыновья на коней сели, еще до ворот замковых не доехали, а Бог милосердный меня избавил и от смерти и от невыносимых мучений, что исходили от камня необычайно большого, величиной с финиковую косточку. Тогда дети мои, чтобы поблагодарить Бога и Матерь Наисвятейшую, поехали к Сверженю, а я съездил, как только выздоровел. За эти милости, мне явленные, Господу Богу и Матери Пречистой я сам, бесконечно благодарения посылая, чтобы это чудо, такое большое, было известно навеки, для лучшей веры и веса слов собственноручно подписываюсь».

Новосверженская святыня пережила все войны, пожары и конфессиональные перемены, пережила даже послевоенное советское время. Не вынесла она только одного — дикарской богоборческой кампании по закрытию церквей в Столбцовском районе в 1961—1963 годах. По «идеологически выверенному» плану в районе должна была остаться только одна церковь в Столбцах, в которую надлежало впихнуть то ненужное «строителям светлого будущего» имущество, которое будет растаскано из других закрывающихся церквей. Церковь Успения Богородицы в Новом Свержене как раз относилась к последним… По свидетельству очевидцев, древняя икона просто «рассыпалась», когда ее швырнули в кузов грузовика, чтобы отвезти в столбцовскую церковь. Быть может, Матерь Божия не вынесла такого святотатского отношения, а может, от грубого обращения рассыпались составляющие икону доски. Но факт остается фактом: святыня, насчитывавшая 500 лет своей славной истории, ставшая источником спасения для тысяч людей, и в том числе для знаменитейших исторических деятелей Великого княжества Литовского, была уничтожена.

К счастью, сохранилась гравюра на металле, предназначавшаяся, вероятно, для книги Вагнер-Дунговского, благодаря которой мы можем увидеть изображение этой иконы (гравюра находится в Варшавском архидиоцезиальном музее). Исследователи подтверждают ее принадлежность к творениям XVI века, а также отмечают, что данная святыня относилась к лучшим образцам белорусской иконописи указанного периода.

Поделиться:

Всего комментариев: 0
avatar