Георгий Лазаревский, Муромский, св.

ГЕОРГИЙ

Васильевич Осорьин [Осоргин] (сер. 30-х гг. XVI в.- ок. 1592/93, с. Лазарево, близ г. Мурома), прав. (пам. 23 июня - в Соборе Владимирских святых), Лазаревский, Муромский, муж прп. Иулиании, дворовый сын боярский. Г. принадлежал к роду великокняжеских слуг - дмитровских и муромских вотчинников, известному начиная со 2-й четв. XV в. (прямой предок Г. Александр погиб в битве с ордынцами 7 июля 1445 под Суздалем в войске вел. кн. Василия II Васильевича, был записан для вечного поминания в синодик Успенского собора Московского Кремля). Г. был старшим сыном Василия Степановича и Евдокии Осорьиных. Род Осорьиных делал вклады в Троице-Сергиев и в муромский Борисоглебский, что на р. Ушне, мон-ри.

Основными источниками сведений о Г. являются акты землевладения, родословные документы и грамоты из семейного архива Осорьиных, а также Повесть о прп. Иулиании, написанная Каллистратом (Дружиной) Осорьиным, сыном Г. и прп. Иулиании, в 20-30-х гг. XVII в. в Муроме. Впервые в источниках имя Г. упоминается в нач. 50-х гг. XVI в., когда он («Юшко») вместе с отцом, дядей Иваном Степановичем и двоюродным братом Иваном был записан в Тысячную книгу в 3-ю статью дворового списка детей боярских по Мурому, служивших у царя Иоанна IV Васильевича Грозного (ТКиДТ. С. 157). Учитывая, что юноши, как правило, начинали службу в 15 лет, можно предположить, что Г. род. в сер. 30-х гг. XVI в. Во 2-й пол. 50-х гг. XVI в. Г. женился на 16-летней Иулиании, дочери царского ключника во Владимире Иустина Васильевича и Стефаниды Григорьевны Недюревых. Венчание совершил свящ. Потапий (в монашестве Пимен, впосл. архим. муромского в честь Преображения Господня муж. мон-ря) во владении Г.- с. Лазареве, в ц. во имя прав. Лазаря. Помимо отцовской вотчины в Муромском у. Г., по-видимому, имел двор в Муроме, к-рый в 1-й пол. XVII в. «по старине» принадлежал одному из его сыновей. Кроме того, Г. унаследовал от отца поместье в Березопольском стане Нижегородского у., к-рое В. С. Осорьин получил, будучи в 1539-1545 гг. великокняжеским ключником в Нижегородском у.

В кон. 50-х - 60-х гг. XVI в. Г. служил в Астрахани (Астраханское ханство вошло в состав Русского гос-ва в 1556), по 2-3 года, а иногда и более отсутствуя дома. В отличие от двоюродного брата Ивана или родственника Т. Субботина Г. не сделал значительной служебной карьеры и не попал не только в пришедший на смену опричному «особый» двор (1572-1584) царя Иоанна IV, но и в «земский» двор (Г. отсутствует в списке «земского» двора 1577 г.).

По свидетельству Повести о прп. Иулиании, Г. с супругой жили «во мнозе добродетели и чистоте по закону Божию», утром и вечером они усердно молились Богу, совершая по 100 и более поклонов. Г. читал Свящ. Писание, сочинения Козьмы Пресвитера, жития святых, к-рые с вниманием слушала его супруга, не знавшая грамоты. В березопольском поместье Г. имелась ц. во имя вмч. Георгия Победоносца, при к-рой существовали «две кельи нищии, питаются от церкви Божии» (Выпись из Нижегородских дозорных книг 1588 г.- Анпилогов Г. Н. Нижегородские документы XVI в. (1588-1600 гг.). М., 1977. С. 174). В семье Г. и прп. Иулиании было 13 детей, из к-рых 7 дожили до совершеннолетия. Известны имена 5 сыновей: Григорий (род. ранее 1574), Каллистрат (Дружина) (род. в 1578), Иван (род. в 1580), Георгий (род. в 1587) и Дмитрий (род. в 1588), последним ребенком была дочь, впосл. принявшая схиму (см. Феодосия, прп., род. в 1590). Вместе со св. супругами жили родители Г.

Согласно муромской десятне, в 1578 г. Г. был боярским сыном 1-й статьи. «На государевы службы» он обязан был являться «на коне в пансыре, в шеломе, в саадаке, в сабле, да три человека на конех, в пансырех, в шапках в железных, в саадацех, один с копьем, человек на мерине с юком» (Лихачёв. Грамоты рода Осоргиных. С. 19-20). При царе Феодоре Иоанновиче, между 1584 и 1588 гг., Г. «за старость и за увечье» был отставлен от службы, его поместье перешло к старшему сыну, к-рый в кон. 1588 г. был убит холопом на охоте. 11 марта 1589 г. следующему сыну Г., Григорию, в Москве была выдана ввозная грамота на поместье отца в Нижегородском у.- дер. Ярцово-Чирьево, селище Олисеевское с пустошами Вордогино, Веретея и Вочнева. За это пожалование Григорий был обязан помимо службы царю «отца своего и мать кормит до их живота, а братью кормит до тех мест, как поспеют в нашу службу» (АСЗ. Т. 2. № 337. С. 297). Однако в 1589/90 г. Григорий был убит. В соответствии с ввозной грамотой, выданной Осорьиным в Москве 4 сент. 1590 г., поместье погибшего на царской службе Григория было возвращено Г., до того времени пока кто-либо из оставшихся его сыновей на царскую службу «поспеет и будет в пятнатцать лет, и он с того отца своего поместья учнет… службу служити и его, Юрья, и меньшую братью, и сестру кормить, и, вскормив, сестру замуж выдать» (Там же. № 338. С. 297-298).

После смерти 2 старших сыновей прп. Иулиания просила у супруга разрешение принять монашеский постриг, Г. не согласился, но святые дали обет воздерживаться от супружеской жизни. По свидетельству Повести, после кончины Г., похороненного в Лазаревской ц. «честно», прп. Иулиания почтила его память «пением, и молитвами, и сорокоусты, и милостынею», впосл. посвятила свою жизнь служению Богу (Скрипиль. С. 280, 296). Согласно Повести, прп. Иулиания прожила во вдовстве 9 лет, до эпидемии, случившейся в царствование Бориса Феодоровича Годунова, очевидно в 1601-1603 гг. Следов., Г. скончался ок. 1592-1593 гг. Правда, в Повести говорится о том, что Г. и прп. Иулиания «по разлучении плотьне» прожили 10 лет (Скрипиль. С. 280-281, 300), но это известие представляется хронологически неправдоподобным.

2 янв. 1604 г. скончалась прп. Иулиания, 10 янв. она была погребена рядом с могилой Г. После окончания Смутного времени, по-видимому между 1613 и 1615 гг., над могилами супругов была возведена теплая ц. во имя арх. Михаила. Рядом с родителями похоронили схим. Феодосию (Осорьину). 8 авг. 1614 (или 1615) г., во время похорон сына Г. и прп. Иулиании Георгия, был обретен гроб с нетленными мощами святой, полный «мира благовонна». После помазания миром мн. больные исцелились. В связи с этим событием Каллистрат (Дружина) Осорьин написал Повесть о прп. Иулиании («Месяца генваря в 2 день успение святыя праведныя Улиянеи, Муромскиа чюдотворицы» или «Житие и преставление святыя, и преподобныя, и праведныя матере нашея Иулиании Лазаревския»), в к-рой биографии Г. уделяется большое внимание. Каллистрат Осорьин способствовал распространению и утверждению почитания Г. и прп. Иулиании в муромских землях. Хранителями памяти о св. супругах стали члены семьи Осорьиных (с сер. XVII в. называвшихся Осоргиными), в роде к-рых в честь Г. старшего сына всегда называли Георгием.

Источники XVIII в. (иконописный подлинник Г. Д. Филимонова) свидетельствуют о том, что наряду с прав. Иулианией в муромских землях почитался и ее супруг, а также дочь Феодосия, к-рых изображали на иконах. Под 2 янв. Г. вместе с др. членами семьи Осорьиных упоминается в «Алфавите русских святых» старообрядческого мон. Ионы Керженского: «Преподобная Иулияния, Георгии, Димитрии, Феодосия Муромския, в селе Лазоревском. И Авраамий Стародубский, внук Иулиянии» (ЯМЗ. Инв. № 15544. Л. 7, 1807-1811 гг.).

В 1801 г. Владимирский и Суздальский еп. Ксенофонт (Троепольский) запретил служение молебнов Г. и прп. Иулиании, в 1867-1868 гг. совершение молебнов было восстановлено. По-видимому, в кон. XIX в. существовало почитание преподобных Иулиании и Феодосии, почитание Г. было утрачено - архим. Леонид (Кавелин) не упомянул его в списке рус. святых (Леонид (Кавелин). Св. Русь. № 698-699. С. 180-181). Церковное почитание Г. возрождено включением его имени в Собор Владимирских святых, празднование к-рому было установлено в 1982 г. по благословению Владимирского и Суздальского архиеп. Серапиона (Фадеева).

Поделиться:

Всего комментариев: 0
avatar