Рафаил, сщмч.

После обмена населением между Грецией и Турцией в 1921 году этот склон, раньше принадлежавший туркам, отдали семье беженцев по фамилии Марангас. В 1959 году, во исполнение обета, данного матерью семейства, Анжелики, здесь построили небольшую церковь. 3 июля, при подготовке земли под закладку фундамента, рабочие откопали могилу, в которой лежали человеческие останки, издававшие благоухание. Глава лежала на каменной подушке примерно в двадцати пяти сантиметрах от тела. Руки были перекрещены на груди, как при молитве. В черепе недоставало челюстной кости. В могиле также нашли византийскую керамическую пластинку с выдавленным на ней изображением креста.

Начальник бригады, Дукас Тсолакис, собрал все кости и небрежно бросил их в какой-то мешок. Но когда он хотел передвинуть этот мешок, не смог даже приподнять его, такой он оказался тяжелый. После следующей попытки сдвинуть мешок с места, у него парализовало руку. Другой рабочий, Леонидас Сидерас, пнул мешок ногой, и тут же нога у него онемела. Окаменев от ужаса, бригадир подумал, что надо перекреститься, и когда начал креститься, парализованная рука стала слушаться его. Они сразу же отправились в деревню и попросили священника придти и отслужить панихиду. Священник отказался: «Как я могу служить по нему поминальную службу? Ведь мне не известно, кто он такой. Я даже не знаю его имени». Однако в ту же ночь этот Святой явился во сне священнику и некоторым другим местным жителям и сообщил, что его имя — Рафаил, родился он на острове Итака. Подобные сны видели местные жители несколько месяцев подряд, причем иногда люди, совершенно не знакомые друг с другом, видели в одну и ту же ночь один и тот же сон. В каждом подобном сне Святой сообщал: «Я — святой мученик Рафаил. Останки, обнаруженные в Карьесе — мои. Я принял мученическую кончину от рук турок 9 апреля 1463 года. Я — тот монах, который являлся здесь людям на протяжении веков».

Прошло несколько недель после того, как Святой начал являться людям в снах, и история его жизни раскрылась. В миру он носил имя Георгиос Ласкаридис и происходил из состоятельной семьи. Получив отличное образование, он какое-то время служил в армии, а потом стал монахом. Вскоре его рукоположили в сан священника и отправили служить в Афины, в храм Димитрия Лубадиариса у подножия Акрополя. Потом он был архимандритом во Вселенском Патриархате, в Константинополе. Однажды его отправили на богословскую конференцию во Францию, в город Морлэ, и там он познакомился с молодым греческим студентом из Салоник, имя которого было Николай. Архимандрит Рафаил оказал глубокое влияние на выбор этим юношей жизненного пути, и тот стал монахом, а потом и диаконом. Архимандрит Рафаил и Николай крепко подружились и уже не расставались.

Когда в 1453 году Константинополь захватили турки, друзья бежали с северо-востока Греции на Митилини, который тогда еще не был оккупирован. На Митилини они обосновались в монастыре Рождества Богородицы. Долгое время здесь жил всего один монах, а после их прихода образовалась небольшая община во главе с отцом Рафаилом. Девять лет братия жила спокойно, турки их не трогали, так как правители острова исправно платили ежегодную дань Мохаммеду Завоевателю. Однако в 1462 году султан все-таки захватил остров силой, после семнадцатидневной осады. Захватчики не появлялись в монастыре до весны следующего года, а в апреле 1463 года в Терми произошло небольшое восстание, и оккупанты пришли в монастырь, так как сюда бежали, скрываясь от преследований, глава Терми Василий с семьей, школьный учитель Феодор и некоторые другие местные христиане.

В пятницу Страстной Седмицы турки, явившись в монастырь, схватили настоятеля Рафаила, дьякона Николая, Василия с семьей и Феодора. Остальные христиане скрылись в лесу. Решив, что монахи прячут повстанцев, турки начали пытать пленников. Двенадцатилетней Ирине, дочери Василия, отрубили правую руку, пытаясь заставить ее родителей выдать местонахождение зачинщиков восстания. Родители девочки, не желая никого выдавать, в ужасе смотрели, как турки вместе с наемником из Германии по имени Швейцер, собрали дрова, развели огонь и заживо сожгли маленькую Ирину в большом глиняном котле. Ее отца, мать и Феодора тоже замучили до смерти.

Во вторник Светлой Седмицы турки жестоко избили святого Рафаила, волокли его по земле за волосы и бороду. Ударив его несколько раз штыками, повесили его вниз головой на дереве и распилили ему челюсть, после чего он умер. Диакона Николая привязали рядом с ним к дереву, и он скончался от разрыва сердца при виде страданий своего друга и настоятеля. Монастырь турки подожгли, а сами ушли из этого места. В следующую ночь двое иноков этого монастыря, Акиндин и Ставрос, скрывавшиеся в горах, привели старенького, слепого деревенского священника, чтобы он отпел мучеников. Святого Рафаила похоронили в центральной части храма. В течение последующих пятисот с лишним лет местные жители по традиции ежегодно посещали это место во вторник Светлой Седмицы, хотя история возникновения этой традиции со временем забылась.

С того момента, как были обретены святые мощи, мученики Рафаил, Николай и Ирина являлись многим. Иногда они приходят вместе, иногда в одиночку. Взрослым они являются в основном во сне, а детям иногда и наяву. Чаще всего люди видят одного святого Рафаила.

Поделиться:

Всего комментариев: 0
avatar