Татьяна Аносинская (Фомичева), прмц.

Преподобномученица Татиана

3 декабря - прмц. Татианы (Фомичёвой)

В конце XIX века в селе Надовражино Московской губернии в благочестивой крестьянской семье Алексея Фомичёва родилась дочь Татиана. Девочку крестили в сельском храме Рождества Богородицы. Она, как и все крестьянские девочки до революции, любила, повязав на голову нарядный белый платочек, ходить в свой сельский храм на праздничные и воскресные богослужения. Здесь, в храме, она в ранней юности почувствовала в своём сердце призвание Божие к монашескому служению. Испросив благословение у своего духовника и у батюшки с матушкой, пошла одна пешком в близлежащий Борисоглебский женский монастырь в селе Аносино.

Так в 1916 году девица Татиана стала послушницей святой обители. Готовилась принять монашеский постриг, но грянула революция. Священников, иеромонахов расстреливали или отправляли на Соловки в первую очередь. Юных девочек-послушниц пока не трогали. Разрешали им даже на территории монастырей организовывать "трудовые артели". Может, думали, что они таким образом "перекуются в нового человека". Но монахини и послушницы продолжали трудиться и молиться, как и прежде. Приклеенный ярлык "артель" ничего в их жизни не изменил, дух в обителях царил тот же, православный. И их молитвы все земли в округе осеняли Православием. Потому терпеть долее даже с виду безобидные женские монастыри, кстати, исправно платившие государству огромные налоги, советская власть не могла. Боялась она юных христианок-молитвенниц. Они данной им от Бога благодатью и любовью действительно могли уничтожить все "завоевания революции" на Руси, мешали построить "новый мир", наглядно показывая, как прекрасен мир Православный.

В 1928 году, в разгар коллективизации сельского хозяйства, женские монастыри по всей России стали закрываться, несмотря на то, что они-то и были коллективными хозяйствами. Да, но дух-то в них был не тот, не большевистский разрушительный, а православный созидательный.

В это время закрылась и Борисоглебская обитель в Аносине. Послушница Татиана вернулась к родителям, в родное село Надовражино, где вскоре в своей безумной ярости большевики разрушили до основания храм Рождества Пресвятой Богородицы. Здесь она услышала призыв Божий взять свой крест и следовать за Христом путём монашеского подвига. Тогда Татиана с послушницами из других закрытых женских обителей поселилась в селе Лемешево Московской губернии, несла послушания при Ильинском храме, пела в церковном хоре. Но вскоре молитвенниц и оттуда изгнали. Они поселились вблизи закрытого Крестовоздвиженского монастыря в селе Лукино Домодедовского района Московской области. 18 мая 1931 года подвижницы были арестованы и заключены в Бутырскую тюрьму в Москве, а затем отправлены в исправительно-трудовые лагеря. Три года неимоверных тягот лагерной жизни, изнурительного труда и нечеловеческих унижений не могли сломить высокий православный дух Татианы и поколебать её устремления служить Господу. Освободившись из лагеря, она стала послушницей при Троицком храме села Язвищи Волоколамского района. Но советская власть решила, что слишком легко и безбедно живётся православным в новом государстве, строящем социализм. И 25 ноября грозного 1937 года Татиана была снова арестована вместе с настоятелем храма отцом Владимиром Медведюком и своей сестрой во Христе, тоже бывшей послушницей Борисоглебского монастыря, монахиней Марией. На допросах все они отказались подтвердить предъявленные им клеветнические обвинения, никого не предали и не оговорили. Были мужественны по заповеди Христовой.

Суд в те времена был скорым. Протоиерей Владимир Медведюк был расстрелян, а послушницы снова отправлены в лагеря. Татиана попала в лагерь в Казахстане, претерпела множество лишений и приняла мученическую кончину от голода. Вместе с новомучениками Бутовскими она причислена Русской Православной Церковью к лику святых.

Поделиться:

Всего комментариев: 0
avatar